Весенние ритмы. Тбилиси-80

Витрина Тбилисской филармонии с плакатами участников

Директор фестиваля Борис Петров с фирменным значком

Тбилисская филармония

Дом офицеров, Тбилиси

Всё, что осталось от цирка в Гори, сгорел в 90-х.

Юрий Саульский, председатель жюри

Гайоз Канделаки и Артём Троицкий "главные" организаторы фестиваля

Фестиваль популярной музыки «Тбилиси-80» (варианты: Всесоюзный фестиваль популярной эстрадной музыки «Весенние ритмы. Тбилиси-80», I всесоюзный фестиваль молодежной музыки «Весенние ритмы-80») проходил в г. Тбилиси (Грузинская СССР) с 8 по 16 марта 1980 года на сцене Тбилисской государственной филармонии.

Целью фестиваля был поиск новых талантов в советской музыке.

Организаторами фестиваля выступили:

Республиканский центр творческой молодежи при ЦК ЛКСМ Грузии
Союз Композиторов Грузинской ССР
Грузинское отделение ВААП
Грузинская государственная филармония.

В оргкомитет фестиваля входили:

Ношреван Кития, председатель
Гайоз Канделаки
Гия Канчели
Борис Петров, ответственный секретарь, директор фестиваля
Артём Троицкий

Организационным комитетом была проделана огромная работа, все коллективы были обеспечены жильем, транспортом, сопровождающими, для всех была подготовлена культурная программа, были отпечатаны плакаты и программки, изготовлены значки. Кроме конкурсной программы для всех групп были организованы выступления в Доме офицеров г. Тбилиси и цирке г. Гори. Всем участникам фестиваля оплачивался проезд, проживание и суточные, профессиональным коллективам также оплачивались и выступления.

Однако, при всем старании организаторов не обошлось и без проблем, в первые дни фестиваля ощущалась острая нехватка аппаратуры, на которой должны были выступать участники.

В фестивале приняли участие 27 коллективов из 17 городов 7 союзных республик:

  1. Автограф (Москва, Главмосремонт)
  2. Аквариум (Ленинград, Дом народного творчества)
  3. Ариэль (Челябинск, филармония)
  4. Бермуха? (Грузия)
  5. Блиц (Тбилиси)
  6. ВИА-75 (Тбилиси, филармония)
  7. Время (Горький, ресторан?)
  8. Вторая половина (Курск, филармония)
  9. Глобус* (Москва, ресторан «София»?)
  10. Группа Стаса Намина (Ереван, филармония)
  11. Гунеш (Ашхабад, Гостелерадио Туркменской ССР)
  12. Диалог (Донецк, джаз-клуб)
  13. Диэло (Тбилиси, филармония)
  14. Земляне** (Ленинград, Дом народного творчества)
  15. Интеграл (Саратов, филармония)
  16. Кром (Псков, филармония)
  17. Кронверк (Ленинград, Дом народного творчества)
  18. Контраст (Тбилиси)
  19. Лабиринт (Батуми, музыкальное училище)
  20. Магнетик Бэнд (Таллин, филармония)
  21. Машина времени (Москва, Росконцерт)
  22. Сиполи (Юрмала)
  23. Слайды (Тамбов, филармония)
  24. Тип-Топ (Рига, филармония)
  25. Фазис (Кутаиси, филармония)
  26. (Грузия)
  27. (Одесса?)
*
Под этим названием была заявлена группа «Удачное приобретение»
**
Группа, не имеющая отношения к знаменитым советским «Землянам»

Группы «Карнавал» (Тула) и «Апельсин» (Таллин) получили приглашение на фестиваль, но по различным причинам не приехали.

Фестиваль имел конкурсную программу и жюри.

Состав жюри:

Юрий Саульский, председатель
Гия Канчели, зам. председателя, секретарь Союза композиторов Грузинской ССР
Константин Певзнер
Владимир Рубашевский
Аркадий Петров
Мурад Кажлаев
Ирина Якушенко, представитель фирмы «Мелодия»

Регламент конкурсной программы, по-видимому, был следующий: 9 концертов, в каждом выступают по 3 группы, продолжительность выступления 30-60 минут, между выступлениями учатников антракты для замены оборудования и его настройки. В рабочие дни начало концертов в 20:00, в выходные, 9 и 16 марта, были проведены дневные концерты, в 15:00.

Расписание фестиваля

Филармония, Тбилиси Конкурсные выступления Дом офицеров, Тбилиси Цирк, Гори
7 марта
Прибытие, размещение, жеребьевка
8 марта, 20:00
Открытие фестиваля
Диалог
Глобус+
?
9 марта, 15:00
Тип-Топ
Слайды?
Группа Стаса Намина?
9 марта, 20:00
Сиполи
Кронверк?
Ариэль?
Автограф
10 марта, 20:00
Машина времени
Интеграл
Земляне
Тип-Топ
11 марта, 20:00
Гунеш
Аквариум
?
12 марта, 20:00
Автограф
Диэло
Магнетик Бэнд
Диалог++
Глобус++
13 марта, 20:00
Лабиринт
ВИА-75
?
Вторая половина++ Ариэль++
Группа Стаса Намина++
14 марта, 20:00
Кром++
Время?
?
15 марта, 16:00
Блиц
Вторая половина
Фазис
Автограф Аквариум
Слайды
16 марта, 20:00
Подведение итогов, объявление лауреатов, награждение. Закрытие фестиваля.
Концерт лауреатов
+
Группа «Глобус» заменила «Интеграл», которому не успели подвезти аппаратуру. После выступления «Машины времени» Алексей "Вайт" Белов, руководитель коллектива, объявил, что его группа выступала "вне конкурса".
++
Дата концерта не подтверждена

Для «Автографа» все началось в сентябре 1979 года, когда Артем Троицкий позвонил Александру Ситковецкому и пригласил его новую группу на фестиваль, который предполагалось провести в марте следующего года в Тбилиси. Пять месяцев ушло на подготовку новой программы, весь материал пришлось писать и репетировать с нуля, репетировали чуть ли не ежедневно.

Позвонил Троицкий и спросил: “Что вы там с Крисом делаете?” Он сказал: “Мы тут замутили [фестиваль] с Канделаки и Канчели”, который был известный композитор классический, талантливый, он там помогал. Он говорит: “Сможете приехать?”. Я говорю: “Надо посмотреть”, потому что просто так нельзя было никуда ехать, мы репетировали в этом подвале, подвал принадлежал общежитию ЗиЛа. Мы были никто, я студент университета, он студент консерватории, Макаревич студент консерватории и т.д. Я стал включать, в будущем проявившиеся, организаторские способности, пошел в комитет комсомола этого общежития и уговорил их дать мне на своем бланке, что комитет комсомола подтверждает, что такой ансамбль у нас работает и рекомендует его для поездки на такой-то фестиваль. И вот эта бумажка с печатью была [пропуском], по ней нам купили билеты, по ней забронировали гостиницу. И когда приглашение стало действительностью, понятно стало, что мы едем, мы стали готовить программу, писать стихи, организовывать все. Александр Ситковецкий

Мы начали готовиться к Тбилисскому фестивалю, в число участников которого были “зачислены авансом”. Несмотря на то, что у нас еще не было программы, Артем Троицкий знал, что Ситковецкий способен создать что-то интересное, и включил нас в списки. Дело было, если не ошибаюсь, в сентябре 1979 года. Готовились очень активно. Репетировали по шесть дней в неделю, попутно создавали репертуар.23 Леонид Гуткин

К началу марта 50-минутная программа была готова, ее первый публичный “прогон” состоялся 24 февраля во время воскресного “оброка” на базе группы в подвале общежития на Автозаводской. Следом прошли еще три представления:

28 февраля в московском ЦНИИC,
29 февраля в Доме ученых в Пущино и
1 марта в кинотеатре «Молодость», там же, в Пущино.

Мы отыграли еще пару концертов для наших друзей и поехали в Тбилиси.23 Леонид Гуткин

Телеграмма оргкомитета

«Автограф» на сцене филармонии

Александр Ситковецкий и Леонид Гуткин вспоминают о Тбилиси-80

И в этот же день, 1 марта, группа получает телеграмму от оргкомитета фестиваля: «Связи ограниченность мест гостинице ансамбль Автограф можем принять только количестве семь человек».

Зная себя, уверен, что все заранее разузнал. Вернее всего у Троицкого-Намина, больше было не у кого. Там же получил инструкции куда звонить, куда идти и что делать по прибытии. Александр Ситковецкий

Через неделю команда «Автографа» в составе 12 человек вылетает в Тбилиси:

Александр и Ольга Ситковецкие
Леонид Гуткин
Леонид и Аля Макаревич
Владимир Якушенко
Крис Кельми
Сергей Брутян
Леонид Лебедев
Мартин Грубовский
Александр Зейгерман
Юрий Цурков

С собой группа везла:

гитары Fender Stratocaster Sunburst 1972 и Jolana Vikomt Bass
педали Electro-Harmonix Big Muff и Electric Mistress Flanger/Filter
орган Vermona и ситезаторы Roland и Crumar Performer

Остальное оборудование для выступления было обещано оргкомитетом фестиваля на месте.

По прилету группа была размещена в комфортабельной гостинице.

Точно не в Интуристе. Что-то попроще, но неплохо, у нас с Ольгой был вполне приличный номер. Точно не Дом Колхозника )) Александр Ситковецкий

После состоявшейся жеребьевки стало понятно, где и когда пройдут выступления ансамбля:

9 марта – Цирк, Гори
12 марта – Филармония, Тбилиси, конкурсное выступление
15 марта – Дом офицеров, Тбилиси

Мы приехали заранее, 1-2 дня, я пошел сразу же в этот день в оргкоммитет фестиваля в здание филармонии, там были уже Стас Намин, «Интеграл» Бари, была уже такая хорошая энергия, муравейник. Надо было оформляться, номера брать, жребий выкидывали, кто когда играет, на какой аппаратуре. Без суеты, организовано было неплохо. Аппаратура ни у кого толком не пришла. Мы и не везли, привезли только инструменты, у нас много было клавиш, два клавишника. И все играли на интерграловской, надо отдать должное Барии, он был щедр. Александр Ситковецкий

Итак, 9 марта группа выезжает в Гори, для первого концерта. Программа визита началась с экскурсии по городу, организованной оргкомитетом.

Саша держал нас как спортсменов на сборах, мы естественно дико волновались, поскольку были совсем мальчишки, и до первого выступления филармонического у нас особо возможности никуда выйти не было. Мы приехали в Гори на экскурсию, днем пошли пообедать, за соседним столом сидела грузинская компания, таких очень княжеского вида молодых ребят. Они прислали нам бутылку вина, мы бутылку взяли и пошли к ним за стол, подружились, они поняли, что мы из Москвы, что мы рок-группа и говорят давайте выпивать, мы говорим мы не можем, потому что у нас вечером концерт, нам надо играть. Там стояли какие-то инструменты в этом ресторане. Они говорят: "Что слушай, садись играй. Кто мешает, садись играй". Они потом пришли на концерт, а после этого нас повезли на какой-то сабантуй и результат был печальный.
Играть в цирке концерт было дико неудобно, потому что половина зала сидела у тебя за спиной, это очень непривычное ощущение, оно такое странное. Было дико дискомфортно, потому что не понятно, как летел звук, и не понятно, что делается с той публикой, что сидит за спиной. Полная потеря пространственно, это очень непривычно. Владимир Якушенко

На фестивале было настоящее братство, а по духу он был максимально близок к Вудстоку. Вино лилось рекой. На второй день мы очнулись у каких-то грузинских князей, с которыми пели песни на грузинском языке и делали это лучше них.8 Леонид Гуткин («Автограф»)

Следующее выступление состоялось через три дня, 12 марта, оно было самым главным, именно ради него группа и прилетела - конкурс. «Автограф» открывал концерт, в 20.00 группа вышла на сцену, 50 минут, 9 композиций:

«Свидание с Леонардо да Винчи»

«Ирландия. Ольстер»

Пристегните ремни безопасности
2000 лет
Сказка
Ливень
Свидание с Леонардо да Винчи
Ирландия. Ольстер
Цепочка дней
Блюз «Каприз»
Финал

Пульт был общий, наверное Интеграловский, так как у Филармонии своего, вероятнее всего, не было. У всех групп, кого помню, был свой звукорежиссёр, может быть, рядом находился и звуковик филармонии, чтобы потолочные динамики не подключили и не сожгли. Но Лебедев все равно умудрился, по-моему с помощью вездесущего Зея, тот знал когда и кому бутылку вина/коньяка предложить )) В Филармонии, естественно для тех лет, никакой стоящей или висящей звуковой системы не было, но в потолок было вмонтировано десятка 2 динамиков, к ним-то Лёня и подключился. Александр Ситковецкий

Это мы играли третий раз в жизни на публике. Поэтому волнение было космогоническое. Нас не воспринимали всерьез как какую-либо творческую единицу, репетиционная база была проблема, инструменты была огромная проблема. Репетировали мы в подвале общежития Мосремонтстройтреста. Мы платили так называемый “оброк” - это шефский концерт, доведенный до абсурда. Раз в месяц на танцах туда приходили замечательные жители вот этого самого Мосремонстройтрестовского общежития, и мы для них играли всякие западные запрещенные песни «Роллинг Стоунз», а Крис пел, если не ошибаюсь «Статус Кво».
Мы выступали вместе с группой «Диэло». Это был филармонический, богатый, очень серьезный коллектив грузинский. С роскошной по тем временам, даже трудно себе было представить, что она существует, аппаратурой «Маршалл», и я очень хорошо помню, что для того, чтобы немножко привыкнуть к сцене - руки были ледяные - Саша говорит: "Пойдемте сядем за инструменты, пойдемте, пока занавес закрыт, расположимся, привыкнем немножко к обстановке." Я помню, что я сел за инструмент, занавес был закрыт, вышел ведущий, который начал рассказывать, что сегодня вам предстоит услышать два коллектива: первый из них - это московская группа, она недавно существует. При этом, он часть речи говорил на грузинском, а потом переводил. И вот я помню, он заканчивает представление: "Московская группа «Автограф», представляющая Мосремонстройтрест №37". Занавес. У меня холодеют руки, единственное, что я помню это изумленные лица, потрясающие совершенно, аудитории, которая смотрит на сцену, на которой двое клавишных, стоит этот «Маршалл», какие-то невероятные барабаны… Это было последнее ощущение… И паника невероятная.14 Владимир Якушенко

Был конкурсный день, мы дико волновались, даже мы с Крисом у которых все-таки за плечами уже был много лет «Лета» и много сцен, а ребята практически на такую сцену выходили в первый раз, Гуткин, Якушенко и Макаревич, в качестве рок-музыканта. Мы сделали целый спектакль, перед каждой пьесой я что-то говорил, объяснял о чем произведение, потому что более заумных слов, чем Рита там написала [было трудно придумать]. Брутян выходил секунд 15 пел, а потом полчаса мы играли какой-то нудняк, потом мы останавливались, я говорил какие-то умные слова для жюри, это было важно, в жюри сидел Саульский. И как бы проповедовали, что мы такие интеллигентные, культурные, и, вообще, от всех отличаемся. Я не помню, что дальше было, потому что каждый вечер заканчивался дикими пьянками, нас забирали грузины. Александр Ситковецкий

Когда мы закончили свое выступление, в зале воцарилась мертвая тишина. Народ потихонечку приходил в себя, видимо, пытаясь понять, что это было. Но после этой неловкой паузы зал взорвался аплодисментами.23 Леонид Гуткин

Это историческое выступление группы удалось записать.

Запись была сделана на коленках (буквально) моей жены Ольги, на портативный моно-кассетник Sony с встроенным микрофоном, ряда примерно с 20-го по центру... Александр Ситковецкий

Кроме этого фрагмент песни «Ирландия. Ольстер» вошел в документальный фильм финского телевидения «Советский рок», снятый во время фестиваля.

Владимир Якушенко и установка Ludwig группы «Гунеш»

Судя по кадрам из этого фильма, Владимир Якушенко играет на барабанах Ludwig Решада Шафиева из группы «Гунеш», аппарат, по воспоминаниям Александра Ситковецкого, был предоставлен группой «Интеграл» Барии Алибасова, в выступлении также использовался концертный рояль.

Играл в Интеграловский “самопал" ) Александр Ситковецкий

Благодаря Саше мы и выступили, потому что он человек очень организованный сам и всю нашу, весьма свободную команду, держал в ежовых рукавицах, мы были самой дисциплинированной командой.
После первого выступления, Леня Макаревич наш клавишник женат был на девушке тоже из консерватории, - он выпускник Московской консерватории, очень серьезный музыкант, участник различных международных фортепьянных конкурсов, - и вот у его жены подружка грузинка. Случилось страшное. Она после концерта пришла в гостиницу и сказала: "Мы потрясены вашим выступлением, очень хотели бы пригласить вас на ужин. Через четыре дня, бренную тушку несчастного Лени внесли почетно люди, молча, такие породистые грузины, и он в течении 40 минут разговаривал по-грузински. На следующий день, когда похмелье состоялось, ему задали какие-то вопросы, я ему сказал: "Ленечка, как ты умудрился так быстро освоиться?" Знаешь, если сказать честно, то кроме слова "генацвале", я не знал ни одного слова. Так что, это впечатление тоже было сильным.14 Владимир Якушенко

«Автограф» выступил четко. Ансамбль совсем молодой, и для большинства его участников тбилисский фестиваль оказался дебютом на большой сцене — все тем не менее было в порядке. Сложные, грамотно и со вкусом выстроенные композиции, современные электронные аранжировки и безупречная игра солистов.7

«Автограф» — совершенно новая московская группа, которую до фестиваля никто не слышал. Не слышал и я, хотя заверил организаторов, что приходил на репетиции и это было "колоссально". Особого риска здесь и в самом деле не было, поскольку «Автограф» был не чем иным, как новым детищем Александра Ситковецкого из развалившегося «Високосного лета». А он самый основательный и надежный из московских рокеров, и его состав репетировал взаперти уже полгода. Группа представила "технократический" вариант рока — безупречно сыгранный, грамотно скомпонованный и достаточно бесчувственный. Если у «Високосного лета» еще оставался элемент старого хард-рокового свинга, то у «Автографа» вся музыкальная структура была выстроена настолько строго, что лазеек для импровизации практически не оставалось. Слаженность и мощь исполнителей производили впечатление, но можно было обратить внимание на забавное обстоятельство: после выступления группы ряд, где сидели члены жюри, аплодировал дольше, чем вся остальная часть аудитории.2

Мы после полугода репетиций в подвале вышли на сцену Тбилисского фестиваля, куда нас пригласил Артем Троицкий по следам «Високосного лета». Был кредит доверия, то есть то, что делали Ситковецкий с Кельми, в принципе, наверное, должно быть неплохо, но что это такое, никто не знал. Когда мы закончили выступление, была пауза минуты на три, и потом зал разразился аплодисментами. Мы, по-моему, всех напугали больше, чем самих себя. Музыка была достаточно сложная, но наша вера в нее была настолько непоколебима, плюс невероятный энергетический столб, который просто сносил со сцены, что стало потом визитной карточкой «Автографа».24 Леонид Гуткин («Автограф»)

Уже дебютный концерт «Автографа», состоявшийся на Всесоюзном фестивале «Весенние ритмы Тбилиси-80», закончился полным триумфом и призовым местом. «Автограф» сразу же поразил и критиков и тусовку абсолютной оригинальностью музыкальной концепции. В рамках одной композиции могли уживаться джазовые гармонии, рок-аранжировки, фанковые ритмы и классические реминисценции, а небывало мощный для России звук сочетался с потрясающей динамикой исполнения. В дальнейшем «Автограф» прославился также своим уникальным, первым в стране лазерным шоу.26

Мы играли арт-рок, который совсем не вписывался в главную стезю, формат фестиваля, потому что с Сашей Ситковецким решили сделать такую музыку в стиле «Дженезис», «Йес» и главные пьесы были «Пристегните ремни безопасности», «Блюз «Каприз», «Ливень», почему я хорошо помню, потому что после этого фестиваля нам разрешили, наконец-то, записать первый миньон на фирме «Мелодия», причем записали мы его в Тбилиси, потом он уже вышел в Москве.13 Крис Кельми («Автограф»)

Созданный всего полгода назад «Автограф» (Москва, руководитель А. Ситковецкий) играет сложную, композиторски продуманную музыку, в которой заметны влияния джаз-рока и классики, умело использует электронные клавишные.17

«Автограф» сыграл первый большой концерт, первый раз вышел на сцену, более-менее приличную, именно в Тбилиси. А они играли арт-рок, который, в общем, в России практически никто не играл.11 Александр Липницкий

Музыканты «Автографа» оказались открытием фестиваля с идеально скомпонованным и продуманным репертуаром. Впервые после выступления этого коллектива члены жюри аплодировали дольше, чем публика в зале.10

Конечно, поразили нас многие. «Автограф», впервые появившийся на этом фестивале, устроил концерт с двумя клавишниками.20 Пётр Подгородецкий («Машина времени»)

Следующее, как думалось, последнее выступление состоялось еще через 3 дня, 15 марта, в Тбилисском доме офицеров. К сожалению, никаких воспоминаний об этом концерте не осталось.

Про аппарат в Гори и ДО не помню совсем. Что-то местное )) Александр Ситковецкий

Конечно, слухи о распределении мест начали распространяться еще за несколько дней до официального объявления результатов фестиваля. Однако окончательные итоги были подведены на последнем заседании, происходившем днем в воскресенье 16 марта, которое длилось три часа. А вечером был такой аншлаг, что не было, как говорится, куда яблоку упасть. Председатель жюри Юрий Саульский и его заместитель Гия Канчели объявили результаты, и все основные лауреаты еще раз выступили перед неиствующей публикой...7

Жесткие условия конкурса запрещали пользоваться концертным светом, чем ставили многие группы, имевшие шоу, типа «Интеграла» или «Автографа», в заведомо невыгодное положение. Таким образом организаторы фестиваля постарались протолкнуть на лидирующее место так называемый бард-рок, и иные группы становились статистами для «Машины Времени», получившей, разумеется, первую премию.19

В результате обсуждения лауреатами фестиваля и призерами стали:

Александр Ситковецкий с призами

Диплом "Лауреатов фестиваля популярной эстрадной музыки "Весенние ритмы. Тбилиси-80" и II премии

Диплом Союза композиторов Грузии "За лучшее воплощение политической темы в композиции "Ирландия. Ольстер"

I премия

Магнетик бэнд (Таллин)
Машина времени (Москва)

II премия

Автограф (Москва)
Гунеш (Ашхабад)
Лабиринт (Батуми)

III премия

ВИА-75 (Тбилиси)
Диалог (Донецк)
Интеграл (Саратов)
Тип-Топ (Рига)

Специальные призы:

лучшая группа — «Блиц»35 (Тбилиси)
лучший вокалист — Ким Брейтбург («Диалог»)
лучший гитарист — Александр Ситковецкий («Автограф»)
лучший барабанщик — Алекс Упениекс («Тип-Топ»)
приз зрителей — «Блиц» (Тбилиси)
приз за «спасение фестиваля» — «Глобус» (Москва)
приз зрительских симпатий — «Слайды»44 (Тамбов)

Приз Союза композиторов Грузии:

за лучшую композицию фестиваля «Ирландия. Ольстер» — «Автограф»
за лучшие композиции — «Блиц»35 (Тбилиси)
приз за авторские композиции — «Время»17 (Горький)
за лучшее воплощение политической темы в композиции «Ирландия. Ольстер» — Александр Ситковецкий («Автограф»)
за лучшие стихи — Андрей Макаревич («Машина времени»)

После оглашения результатов, «Автограф», как лауреат 2 премии, вышел на сцену Филармонии еще раз.

Потом как-то мы узнали, собирали, наверное, руководителей, о том, что нам присудили вторую премию. Как это происходило я не помню. Первое была Машина и Магнетик Бэнд с Гуннаром, второе место, по-моему, дали трем группам, соответственно, как только объявили результаты стали делать концерт лауреатов, он был там же в здании тбилисской филармонии. Нам объяснили порядок, расписание и количество времени на сцене. Там уже было получше, не так уже волновались. Играли вернее всего 3 записанные потом на Мелодии песни, может быть добавили одну, не уверен. Александр Ситковецкий

Во время концерта лауреатов Стаc Намин, обычно очень "видный" и самоуверенный, скромно стоял сбоку и из-за кулис сосредоточенно наблюдал, как играют «Автограф» и все остальные... Он понимал — перед ним "модель этого года".2

Фестиваль в Тбилиси носил и не протестный характер, и не для веселья ради устраивался. Как мне кажется, это был прежде всего счастливый момент встречи рок-музыкантов из разных республик. Конкуренции не было никакой. Для нас это было просто смешно, первое место или второе.12 Крис Кельми («Автограф»)

В дополнение к наградам победителям фестиваля была предоставлена возможность принять участие в записи альбома «Лауреатов фестиваля».

Я помню очень хорошо тот момент, когда я стоял на сцене, это был саундчек для концерта лауреатов, когда ко мне подошел молодой человек грузин и сказал мы с фирмы Мелодия, надо поговорить. Мы отошли. Он говорит мы хотим вас записать. А грузинская Мелодия тогда была более-менее независима, как я понимаю в тот момент была такая маленькая оттепель. Мы хотим записать три песни конкретные, они нам сказали, мы ничего не предлагали. Александр Ситковецкий

После концерта к нам подошел представитель фирмы «Мелодия» и сказал: «Мы очень хотим вас записать, пока вы здесь». Благодаря тому, что запись была сделана тбилисским филиалом «Мелодии», миньон с тремя песнями вышел, минуя наши центральные худсоветы. И когда они чухнулись, пластинка уже увидела свет и продавалась огромными тиражами.24 Леонид Гуткин

Через день, 18-19 марта, группа отправляется в Тбилисскую студию грамзаписи, где записывает, теперь уже всем известные, три композиции: «Пристегните ремни безопасности», «Ирландия. Ольстер» и «Блюз «Каприз». Номера для пластинки были отобраны жюри фестиваля, руководил записью звукорежиссер Д. Демуров.

Запись состоялась буквально в течение 2-3 дней после предложения, но не на следующий день. И вот в один из этих дней в совершенно невменяемом состоянии, я помню, уехали Лебедев с Макаревичем и они чуть не упали в пропасть, когда ехали обратно, пьяные грузины чуть не соскочили с дороги. Мы сидим Ленька, я, Якушенко нет ни Лебедева, ни Макаревича, я естественно начинаю мандражировать, злиться, к 9-ти они появляются с таким амбре, что можно было зажигать просто. Писались мы все вместе вживую, кроме вокала, сразу, если кто ошибался - все заново. И вот Макар тогда и сыграл свое знаменитое соло в таком состоянии, я не знаю видел ли он клавиши. Мы сделали эту запись, потом мы спели туда все вместе, т.е. Сережа спел, и потом еще наложили бэк-вокал с Крисом и со мной. Мы писались в гордом одиночестве. И эти три песни попали на двойной виниловый альбом, можешь поверить, можешь нет это все было вообще вне нашего контроля, они предложили, записали и выпустили. Александр Ситковецкий

Мы практически все с первого-второго дубля писали, потому что времени было очень мало, я помню, что были какие-то чужие и очень неудобные инструменты, и я был недоволен, как я сыграл и мне не дали второй дубль - перезаписать какие-то вещи, [которые] я хотел сделать по-другому. Мы очень торопились, и все время был какой-то цейтнот, и Саша Ситковецкий переживал, что мы чего-то не успеем, нам обязательно надо записать три пьесы.
Вот этого кайфа студийной работы, когда ты никуда не торопишься и можешь переделать, переписать, что-то нафантазировать или что-то переслушать и т.д., вот этого ощущения там не было. Мы очень торопились, потому что кто-то после нас [должен] был срочно писаться. Там двойной альбом писали, я думаю, что, наверно, с этим связано. С одного-двух дублей все писали. Блюз вообще по-моему с первого дубля писали. Владимир Якушенко

Думаю, что из моих педалей я мог сразу “идти” через Direct Box в пульт... Свели в тот же или на след. день и я с собой в Москву уже забрал катушки ¼” 19 м/сек с копией мастера. Александр Ситковецкий

Тут же был записан наш первый миньон, очень быстро разошедшийся каким-то сумасшедшим тиражом. Более того, стараниями мамы Володи Якушенко, которая работала редактором на фирме «Мелодия», этот диск стал первой советской пластинкой, на обложке которой было написано «рок-группа». Фестиваль «Тбилиси 80» очень широко освещался. Это и привлекло внимание к нашей группе, в результате мы получили предложение работать профессионально, конечно же, приняли его и с 1981 года стали гастролировать как артисты Москонцерта.23 Леонид Гуткин

По окончании записи, группа возвращается домой: Александр Ситковецкий с женой, Александр Зейгерман и Юрий Цурков поездом с аппаратурой, остальные самолетом.

Помню обратный путь, потому что ребята полетели все на самолете, а я Цурков и Зейгерман, и Ольга - моя первая жена, с аппаратурой [поездом]. Мы купили купе туда положили всю аппаратуру, а во втором мы ехали. Ехали два с половиной дня у нас кончились деньги, просто кончились, я помню папа встречал нас на вокзале и кушать хотелось, было тяжело. Вот так закончилось Тбилиси. Александр Ситковецкий

Альбом «Лауреаты фестиваля «Весенние ритмы.
Тбилиси-80» (С60—15417-20)

Миньоны групп «Интеграл» (С62-15283-4) и
«Автограф» (С62-15403-4)

Через год, летом 1981 года, альбом «Лауреаты фестиваля «Весенние ритмы». Тбилиси-80» (С60—15417-20), состоящий из двух пластинок, появился в продаже, еще чуть позже выпустили кассетный вариант(СМ00939/СМ00940).

В альбом вошло 14 композиций:

Cторона 1

1. Машина времени – Хрустальный город (А. Макаревича - А. Макаревича) 6.06
2. Машина времени – Снег (А. Макаревича - А. Макаревича) 2.58
3. Автограф – Ирландия. Ольстер (А. Ситковецкий - М. Пушкина) 4.02
4. Лабиринт – Весенние ритмы, из композиции «Сакартвело» (М. Киладзе) 6.15

Cторона 2

1. Автограф – Пристегните ремни безопасности (А. Ситковецкий) 3.14
2. Автограф – Блюз Каприз (А. Ситковецкий - А. Ситковецкий) 4.23
3. Интеграл – Странный мир (Ч. Неман - В. Луговой) 3.32
4. Интеграл – Сулико (В. Церетели – А. Церетели) 3.11
5. Магнетик Бэнд – Леди блюз (Г. Грапса - Г. Грапса) 4.45

Cторона 3

1. ВИА-75 – Родина
(грузинская народная, А. Церетели, обр. Р. Бардзимашвили) 13.48
2. Магнетик Бэнд – Трубадур на магистрали (Г. Грапса - В. Миртем) 4.07

Cторона 4

1. Лабиринт – Моя Грузия (М. Киладзе - И. Нонешвили, С. Гугунава) 8.05
2. Гунеш – Река Туни (туркменская народная, обр. Ш. Бяшимова) 5.26
3. Интеграл – Подснежник
(татарская народная, обр. Б. Алибасов и В. Доленко) 4.26

Оценочный тираж альбома 150-200 тыс., это означает, что купить его было практически невозможно.

Кроме этого у групп «Интеграл» (С62-15283-4) и «Автограф» (С62-15403-4) были выпущены миньоны, причем, если тираж пластинки «Интеграла» составил всего несколько десятков тысяч, то миньон «Автографа» переиздавался десятки раз, вплоть до 1984 года, и его общий тираж составил порядка миллиона копий.

Почему только у этих двух групп были выпущены индивидуальные пластинки достоверной информации нет, однако, очевидно, что этот вопрос был решен еще до записи, т.к. только эти две группы записали по 3 трека – именно столько и требовалось для миньона.

Передача «Red Wave 21» (1993) в которой впервые в России был показан фильм «Советский рок»

Хроника фестиваля была запечатлена финскими тележурналистами в документальном фильме "Советский рок", режиссер: Риа Кархела (Финляндия), оператор: Кристиан Вальдес (Чили).

Фильм о фестивале Тбилиси-80, очень известный в узких кругах фильм, который сняла финская группа кинодокументалистов. Он называется «Советский рок» и, вообще говоря, это первый такой настоящий профессиональный фильм о рок-н-ролле в нашей стране. Режиссер этого фильма финская тележурналистика Риа Кархела. Совершенно случайно они как-то вышли на меня где-то в начале 1980 года, я рассказал им об этом фестивале и они загорелись этой самой идеей, захотели приехать. Оператором у них был чилиец Кристиан Вальдес и вот такой интернациональной компанией они сняли этот фильм.9 Артем Троицкий

В сорокаминутный фильм вошли:

- интервью с Борисом Петровым, Гуннаром Грапсом, Артемом Троицким, Юрием Саульским, Борисом Гребенщиковым, Мурадом Кажлаевым и зрителями.
- фрагменты выступлений групп «Гунеш», «Магнетик Бэнд», «Машина времени», «Автограф», «Интеграл», «Аквариум».

Российский зритель смог увидеть фильм только в 1993 году.

«Как это было» (ОРТ, 2000)

«До и после» (Ностальгия, 2008)

«О Тбилиси-80» (Georgia Times, 2010)

«Программа передач» (Петербург, 2010)

Местом репетиций новообразования служил подвал одного из общежитий недалеко от метро «Автозаводская», где по субботам приходилось отрабатывать "оброк" на танцах и где до «Автографа» репетировал Алексей Козлов со своим «Арсеналом». По воспоминаниям самих музыкантов, этот подвальчик представлял собой "удивительное сочетание танцевального зала и выгребной ямы". Именно там создавалась первая концертная программа «Автографа», и именно там группа получила приглашение на I Всесоюзный рок-фестиваль «Весенние ритмы. Тбилиси-80».

Идея проведения каждого рок-фестиваля или фестиваля популярной музыки воспринималась музыкальной общественностью с восторгом - хотелось хотя бы какой-нибудь стабильности для демонстрации собственных возможностей и реальных достижений. Однако в действительности у рокеров мало что получалось, и ни один из однажды заявленных фестивалей не стал постоянным: практически все зависело от идеологических отделов партийных органов на местах и выше, готовых во всякой нестандартной идее видеть идеологическую диверсию.

В жестоком подавлении "легкой музыки, исполняемой вокально-инструментальными ансамблями", в то время принимали активное участие профессиональные композиторы, т.к., придумывая песни сами, рок-группы покушались на святая святых - кусок хлеба сочинителей. Обиженные сочинители охотно делились своими соображениями с читателями центральных газет, представляя "пение с чуждых нам голосов" далеко не безобидным занятием.

"Что стоит за усиленно навязываемыми буржуазной пропагандой и разными радиоголосами музыкальными стереотипами в стиле "бит", "диско", "рок"? Не что иное, как буржуазная массовая культура, направленная на духовное опустошение, оболванивание людей, пропаганду и утверждение чуждой нам идеологии. В основе этой, с позволения сказать, культуры - голый бизнес, унифицированная продукция, лишенная всяких национальных корней и потому якобы обладающая свойством универсальности".

Мы позволили себе столь обстоятельную цитату из статьи дирижера и композитора Владислава Чачина, опубликованной в газете «Известия» год спустя после тбилисского фестиваля, т.к. в его высказываниях была сфокусирована вся тогдашняя политика тандема "правящая партия - правящие творческие союзы".

Тем, кто решал строить свою музыкальную карьеру на профессиональном уровне, т.е. работая в Москонцерте, Росконцерте и находясь на хорошем счету в Госконцерте (что означало, при счастливом стечении обстоятельств, выезд за границу, будь то Болгария или Монголия), приходилось демонстрировать строгое соблюдение моральных принципов и политическую подкованность. Руководитель «Автографа» прекрасно осознавал необходимость идеологической выдержанности материала, исполнением которого он собирался мостить дорогу к вершинам признания.

В интервью газете «Советская Россия» Александр позже скажет: "Рок-музыка сегодня - это самый доступный и любимый молодежью музыкальный язык. Стоя на правильных идеологических, нравственных, эстетических позициях, рок-музыка как сильнейшее оружие пропаганды может и должна воспитывать настоящих граждан своей страны. И пока ей, как всем другим видам искусства, не будет дана трибуна, государство и общество будут нести постоянные потери в борьбе за умы молодежи, то есть на том самом фронте, где мы обязаны только побеждать...".

В подтверждение серьезности своих намерений, кроме инструментальной композиции и трогательного блюза «Каприз», музыканты повезли на конкурс песню «Ирландия. Ольстер».

Композиция с нервным, пульсирующим вступлением исполнялась в чрезвычайно быстром темпе, что, в принципе, делало невозможным четкое пропевание текста на русском языке. Должно было получиться нечто, напоминающее детскую скороговорку "кукушка кукушонку купила капюшон...", а не гневный протест против равнодушия мерзких лондонских леди, которым глубоко безразличны страдания и чаяния затюканных английскими солдатами ирландцев. Сергей Брутян, изучивший не один иностранный язык, исполняя "Ольстер...", каждый раз совершал героический поступок - он умудрялся выпевать текст так, что было понятно приблизительно 60% слов. Особенно эмоционально ему удавалась шлягерная фраза: "Запрещено! Нельзя!". Те, кто, грубо говоря, "не въезжал" во весь ужас описываемого в песне, отлично усвоили эти два слова, приписывая "автографам" хитрость и любовь к эзопову языку. Мол, "мы прекрасно понимаем, что Ирландия здесь ни при чем... Мы-то знаем, что это здесь, у нас, все "запрещено" и все "нельзя"...".

А речь в песне действительно шла об Ирландии. При расшифровке смысла «Ирландии...» в многочисленных интервью тугим на ухо журналистам замалчивался лишь один момент - Пушкина в ту пору симпатизировала Ирландской революционной армии (IRA), но об этом ни одному инструктору, инспектору, редактору и даже самому Ситковецкому знать не полагалось...

Устроители «Весенних ритмов» (в числе которых был Артемий Троицкий, набиравший тогда очки как один из немногих толковых рок-критиков), подобно многим предшественникам, грозились превратить буйство 80-го года в постоянную феерию хорошего рока и музыкального вкуса, наподобие какого-нибудь языческого празднества летнего или зимнего солнцестояния...

Второго Тбилисского, естественно, ни через год, ни через два не случилось.

По тем временам событие, призвавшее в столицу Грузии 30 рок-коллективов, было из ряда вон выходящим. Однако отзывы в прессе оказались скуповаты. В основном, высказывались члены жюри, а создание легенд об эпатажном выступлении «Аквариума» на фоне профессиональных "приглаженных" коллективов становилось прерогативой потрясенных очевидцев и журналистов из андеграунда... Юрий Саульский, нонконформист до известных пределов, пытался прервать выступление ленинградцев, а Б.Г. тогда выдал свое историческое: "Дайте мне мой кусок жизни, пока я не вышел вон...".

«Автограф» заработал свой солидный "кусок хлебушка" - вторую премию, обеспечившую потом группе хороший кусок жизни. «Ирландия. Ольстер» получила два специальных приза фестиваля – «За лучшую политическую песню» и «За лучшую композицию фестиваля». «Ирландия...» также попала в топовую десятку «Звуковой дорожки» популярной газеты «Московский комсомолец», где соседствовала с «Летним вечером» Стаса Намина, «Гадалкой» Максима Дунаевского, «Взлети над суетой» и «Летними дождями» Аллы Пугачевой. На первом месте того хит-парада, естественно, красовался «Поворот» «Машины времени».

На двойном альбоме, через год выпущенном фирмой «Мелодия», были представлены все три композиции «Автографа», сыгранные тогда перед жюри. В том же 1981 году вышел сингл группы... опять же с «Ирландией...», «Ремнями безопасности» и «Капризом». На аннотации к пластинке почему-то было указано, что «Автограф» играет "тяжелый рок" (употреблен даже термин "хард-рок") - может, в том смысле, что их музыка "утяжелена" ассоциациями и смыслом.21

«Автограф» разделил второе место с «Гюнеш» из Узбекистана, а первое получили «Машина времени» и Magnetic Band Гуннара Грапса из Эстонии. А на следующее утро про нас написал «Московский комсомолец» в интервью с композитором Юрием Сергеевичем Саульским, ныне покойным. Он сказал про нас очень хорошие слова, и это было не то что приятно, а невероятным прорывом. Так началась наша карьера, но после Тбилиси мы с Крисом расстались уже окончательно.25 Александр Ситковецкий

Перед жюри стояла нелегкая задача. У целого ряда коллективов были очень интересные творческие идеи, но порой техника исполнения тормозила их выражение и развитие. Бывало и наоборот. Конечно, при оценке мы пытались найти разумный творческий баланс, но все-таки на первом месте была новизна. Например, ансамбль «Автограф» (Москва), удостоенный второй премии, показал настолько яркую и свежую музыку, написанную руководителем группы Александром Ситковецким, что техническое несовершенство отдельных музыкантов отошло на второй план. Некоторые песни ансамбля, например, «Ирландия. Ольстер» весьма актуальны, по-настоящему волнуют, и не случайно группа получила специальную премию за актуальную политическую тематику.15 Юрий Саульский

Я вспоминаю с огромным теплом, и я бы три аспекта, скажем так, обозначил:
Первое, это непосредственно сам фестиваль, который был выдающимся событием, была невероятно теплая атмосфера, была возможность увидеть, что творится на музыкальный сцене и пообщаться с друзьями. Несмотря на то, что это был конкурс, как такового конкурсного духа, не было совсем, все просто получали удовольствие, кайфовали от общение, от музицирования, от публики тоже, прекрасный город.
Я плавно перешёл ко второму аспекту, и замечательно, что это всё состоялось в Тбилиси, потому что очень тёплый народ и он, как бы, более раскрепощённый. В случае с «Автографом» имело роковые в кавычках последствия, потому что в первый день познакомились с замечательной группой «Блиц», которая была то, что сейчас называют, такой Beatles трибьют, возглавляемой Валерой Катчаровым, который был такой местной достопримечательностью, он был художником из очень такой богемной семьи.
И третий аспект, назовем утилитарный, в случае с «Автографом» это практически было первое большое выступление, потому что мы, так сказать, авансом получили приглашение на этот фестиваль, неистово репетировали полгода, было несколько, то, что тогда называлось, сейшенов, подпольных концертов, и практически это было первое большое выступление.6 Леонид Гуткин

В 1980 г. была создана иновещательная радиостанция Radio Moscow World Service – единственная в стране, где можно было услышать «Машину времени», «Воскресение» и «Автограф». RMWS ловилась во многих городах СССР - и дала первый толчок популярности «Автографа», постоянно прокручивая его тбилисские записи. По большому счету их музыкальный уровень предполагал, конечно, не полтора часа работы юных грузинских операторов, а скорее полгода сидения в лондонской студии Abbey Road и звукорежиссерские услуги саундпродюсера «The Dark Side Of The Moon» Алана Парсонса. У любого рок-меломана просто дух захватывало при одной мысли о том, как звучал бы «Автограф», записанный таким адекватным его музыке образом. Но даже сделанные на скорую руку тбилисские записи «Автографа» звучали по тем временам настолько ярко и необычно, что быстро прославили группу на всю страну. Кроме ротаций на RMWS, они были выпущены «Мелодией» на обещанном двойном альбоме «Весенние ритмы Тбилиси’80», а также отдельным миньоном.

В результате всего этого спонтанного пиара «Автограф» уже теоретически мог гастролировать по стране, собирая залы. Небывалый для рокеров музыкальный профессионализм позволил ему стать первой в СССР рок-группой, приглашенной на работу в Москонцерт…26

Если «Машина времени» и «Магнетик бэнд» только укрепили свои лидирующие позиции, то о нас сразу же узнали. Появились информация в прессе, записи на телевидении, радио. Для шестерых самодеятельных музыкантов это было нечто новое... Жизнь рассудила все сама, все расставила на свои места - мы стали задумываться о переходе на профессиональную сцену и одновременно начали получать приглашения на работу от концертных организаций. Короткая олимпийская оттепель в политике Министерства культуры позволила группе, практически не меняя репертуара, перейти на профессиональные рельсы, став первой рок-группой, с которой заключил трудовое соглашение Москонцерт.22 Александр Ситковецкий

Тбилисский фестиваль «Весенние ритмы» стал важнейшим событием для отечественного рока, где выделились группы, хорошо знакомые рок-н-ролльной тусовке и почти неизвестные широкому слушателю. Московский «Автограф» продемонстрировал высокопрофессиональный арт-рок, и в кулуарах стали поговаривать, что такая музыка может привить молодежи вкус к серьезным жанрам.18

В 1980-м во время московской Олимпиады редакции Radio Moscow на английском языке срочно понадобился музыкальный материал, чтобы можно было сказать: «у нас тоже есть рок-музыка». На тот момент материала было не так много, и наши записи оказались очень кстати. Передача шла в нон-стоп режиме, что сразу дало мощный всплеск популярности. Практически мы миновали мучительную стадию выхода бабочки из кокона. Так что наши первые концерты были сразу в больших залах, а буквально через несколько месяцев – во дворцах спорта, причем набитых битком. Конечно, нужно помнить, что в то время был страшный музыкальный голод, не было интернета, люди обменивались пластинками из-под полы. Этот фактор интереса и голода тоже играл на пользу группе.24 Леонид Гуткин

[Без Тбилиси "Автограф"] точно бы не смог [достигнуть того, что достиг]. Мы в момент превратились из "no name” в группу, о которой написали центральные газеты. В 1980 году это было невероятно, а также это все, что было нужно, чтобы начать взбираться по профессиональной лестнице в небо, сорри - вверх )) Да, это был ключевой момент. Александр Ситковецкий

  1. Советский рок. Документальный фильм, 1980
  2. Артём Троицкий Рок в Союзе: 60-е, 70-е, 80-е... - М.: Искусство, 1991
  3. Елена Семенова Русский рок: с ностальгией, но без пафоса. - Независимая газета, 7 сентября 2007
  4. Фестиваль «Весенние ритмы. Тбилиси-80»! Как это было… - Fuzz Music, 14 декабря 2019
  5. Александр Полищук Мини-оттепель по-грузински. - Fuzz, апрель 2003
  6. Светлана Сорокина Звездный час русского рока: тбилисский фестиваль 1980-го года. - ТРК «Петербург», 3 сентября 2010
  7. Артём Троицкий Лауреаты фестиваля «Весенние ритмы». Тбилиси-80. - liner notes альбома, 1981
  8. А. Певчев, А. Лукьянчиков Подробно о первом рок-фестивале в СССР. Большая грузинская. - Rolling Stone №10, 2005
  9. Александр Липницкий Фестиваль «Весенние ритмы. Тбилиси-80» - Red Wave 21, 1993
  10. Варвара Есипова Весенняя ретроспектива. - Тбилисская неделя, 22 марта 2013
  11. Александр Липницкий Тбилиси-80. - GeorgiaTimes, 22 июля 2010
  12. Евгений Шмыков Тбилиси-1980: недолгая роковая оттепель. - Русская служба BBC, 15 марта 2010
  13. Владимир Молчанов До и после... - Ностальгия, 2008
  14. Олег Шкловский Как это было. Рок-фестиваль Тбилиси-80. - ОРТ, 19 марта 2000
  15. Юрий Саульский Очевидное и невероятное. - Московский комсомолец, 28 марта 1980
  16. Владимир Марочкин 1980 год: надежды и разочарования. - zen.yandex.ru, 10 октября 2018
  17. Ю. Филинов, А. Троицкий В ритме весны. Послесловие к фестивалю популярной музыки. - Комсомольская, 11 апреля 1980
  18. Вадим Зенкевич Отечественный рок: вчера и сегодня. - Советская Музыка, №10, 1991
  19. Владимир Марочкин, Андрей Игнатьев Хроноскоп русского рока 1953-2004. - М.: Общественные коммуникации, 2005
  20. Петр Подгородецкий «Машина» с евреями. - М.: АСТ, 2007
  21. Маргарита Пушкина Забытый Автограф. В книге «Легенды русского рока». - М.: Леан, 1999
  22. Евгений Федоров Рок в нескольких лицах. - М.: Молодая гвардия, 1989
  23. Автограф. - In/Out, №66, 8 октября 2008
  24. Юлия Костерова «Автограф» – музыка вне времени. Шоу-Мастер, №3(70), 11 октября 2012
  25. Артур Гаспарян «Кельми был брошенным, но с роскошным домом и большим состоянием». - Московский комсомолец, 10 января 2019
  26. Автограф: от Intro до Coda. Пресс-релиз, 26 февраля 2005
  27. clegg Девять дней в марте 80-го. - avtograf.com.ru, 12 марта 2020