Официальная страница рок-группы "Автограф" : Леонид Фишман: «Трио Круиз было совершенно уникальное явление»


Леонид Фишман
«Трио Круиз было совершенно уникальное явление»

В основе масштабного успеха любого творческого коллектива неизменно лежат два ключевых фактора — оригинальная идея и умение раскрыть и донести эту идею до публики. В случае легендарного советского рок-трио КРУИЗ творческая и менеджерская составляющие не просто совпали по своему высокому профессиональному уровню, но имели потрясающее по самоотверженности единство в достижении целей. Начав в 1986 году с молниеносного успеха в СССР, за менее чем четыре года своей последующей деятельности трио КРУИЗ достигло невероятных для советского коллектива высот, посетив с гастролями огромное количество европейских стран и записав в Западной Германии пластинку для компании Wагпег Вгоthers.

За этими поистине фантастическими для того времени достижениями стояла командная работа настоящих первопроходцев. Подобно тому как взаимодействие трёх ярких музыкальных личностей, — гитариста/вокалиста Валерия Гаины, барабанщика Сергея Ефимова и бас-гитариста Фёдора Васильева, — рождало стилистически неординарное музыкальное сочетание, люди, стоявшие у административного руля коллектива, самоотверженно открывали и покоряли неведомые ранее вершины, ломая привычные стереотипы и шаблоны.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что такое явление как КРУИЗ могло появиться на свет только в СССР, во времена свободной Перестройки, на стыке двух эпох. И как положено истинному детищу Советского Союза, трио КРУИЗ ушло со сцены вместе со страной — на самом пике своей популярности. Ушло тихо, не делая никаких громогласных заявлений о распаде, но оставив за собой в пространстве мощный шлейф — энергетическое свидетельство достижений того времени. Последний концерт трио «Гаина— Ефимов — Васильев» состоялся в США, в 1990 году в нью-йоркском клубе “Marqee”.

Слухи о возможном воссоединении трио КРУИЗ витали в воздухе всегда. Впервые — в самом начале 2000-х, с появлением в Интернете фан-сайта группы, в 2003 году — в связи с выходом промоальбома перезаписанных хитов трио, в 2006 году — вместе с возвращением Валерия Гаины на российскую сцену. После очередной неудачной попытки, в 2012 году музыканты категорически отвергли какую-либо возможность реюниона...

И вдруг, спустя четыре года, подобно грому с ясного неба, ошеломляющая новость — легендарнейшее рок-трио КРУИЗ впервые за 26 лет собирается в оригинальном составе, для того чтобы 30 июля 2016 года сыграть концерт в Зеленом театре Парка Горького на “AriaFest!”!

Накануне этого действительно уникального события мы беседуем с бывшим директором трио КРУИЗ Леонидом Фишманом, любезно согласившимся поделиться своими воспоминаниями о том вдохновенном времени. Каждая деталь его рассказа содержит частичку настроений тех лет и являет собой великолепный материал для исследования «феномена трио КРУИЗ», при ближайшем рассмотрении которого приходит понимание, что за тремя находящимися на сцене музыкантами стояла многофункциональная, слаженная в своей идейности группа поддержки, — это была настоящая команда. В стремлении к лидерству и единству всех возможных составляющих, вероятно, и была заключена настоящая сила большого коллектива КРУИЗ!

— Леонид, расскажите, в каком году и в результате чего началась Ваша работа с группой КРУИЗ?

— В 1985 году я, в качестве светоинженера, получил приглашение на работу в ленинградскую группу АВГУСТ, где мне удалось построить первый в СССР комплект сценического света на базе самолетных ламп-фар (полный аналог зарубежному оборудованию “Rank Strand” по конечному эффекту на сцене). В том же году мы работали с группой АВГУСТ на выпускных вечерах во Дворце молодежи в Ленинграде. Там-то меня и заметило руководство коллектива КРУИЗ — группа в те дни участвовала в съёмках телевизионной музыкальной передачи «Ринг». Я получил приглашение на переход в КРУИЗ со своим световым комплектом. Так началась моя работа в коллективе.

— Состав КРУИЗА того периода пребывал в нестабильном состоянии.

— Да. Это был непростой период для коллектива, так как наметился переход от эпохи музыки «Крутится волчок» к эпохе выдающегося «Трио КРУИЗ». Данный процесс занял около двух лет и к началу 1987 года это уже была крутейшая в стране рок-группа КРУИЗ в составе трёх талантливых рокеров, а я к тому моменту стал директором команды.

— Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от трио КРУИЗ.

— На сцене трио КРУИЗ производило ошеломляющее впечатление. Причем, прежде всего на всех нас, работающих в коллективе. Ну а публику КРУИЗ просто сводил с ума (что, в свою очередь, частенько приносило значительные проблемы в организации и проведении очередных гастролей).

Особенно неожиданным для меня было то, что ребята вели потрясающе здоровый образ жизни. Практически не выпивали и не курили. Это давало им возможность выплеснуть на сцене ураганный уровень позитивной энергетики, подпитывавшейся реакцией публики, которая буквально боготворила артистов.

— КРУИЗ действительно не был похож на большинство рок-коллективов: через «тяжёлые», хэви-металлические звуки в зал проецировался сугубо позитивный и созидательный настрой, а всего лишь три музыканта на сцене создавали полноценное звуковое и визуальное шоу. Расскажите об этом.

— Новая, невиданная доселе в СССР, музыка Валерия Гаины на стихи Ольги Чайко и его феерическое владение инструментом, шоу Сергея Ефимова, фактура и яркое владение инструментом Фёдора Васильева: их совместная, слаженная как машина работа, приводила к тому, что все сразу понимали — на сцене реальные суперзвёзды! В своей работе группа использовала самые новаторские формы шоу. Одними из первых мы начали широко использовать лазерное оборудование, световые картины ламп-фар, музыканты даже летали над залом. Работу трио обеспечивало не менее 15 человек персонала! Мы выезжали на гастроли с двумя фурами звукового, светового, лазерного и сценического оборудования.

— Как в целом была устроена и организована административная часть в КРУИЗЕ?

— Как и все остальные коллективы того времени, группа была оформлена на работу в филармонии. В нашем случае в Тамбовской. Управлял коллективом КРУИЗ создатель и многолетний художественный руководитель Матвей Аничкин. Помимо стратегического руководства, Матвей, являясь ещё и профессиональным режиссёром, принимал непосредственное участие в постановке новаторских программ, которые совмещали в себе высочайший музыкальный уровень и шоу, соответствующее самым высоким требованиям музыкального спектакля. На меня же возлагалась вся административная работа.

— Насколько понимаю, с вашим приходом в КРУИЗ Матвей Аничкин передал вам в руки большую часть административных дел. Можете перечислить, какие конкретно обязанности были возложены на Ваши плечи?

— Моя работа включала в себя: организацию гастрольного графика, заключение соответствующих договоров; приобретение авиа- и железнодорожных билетов; организацию доставки и обслуживания звукового, светового, лазерного и сценического оборудования; пошив костюмов; выплату суточных и заработной платы всем членам коллектива; поселение в гостиницах; взаимодействие с концертными площадками; регистрацию концертных программ; отчёты перед филармонией по каждой гастрольной поездке; организацию работы группы на репетиционной базе в межгастрольный период; производство рекламной продукции (постеров, афиш, значков, открыток); организацию взаимодействия с массмедиа; обеспечение технической группы всем необходимым для поддержания высокого качественного уровня оборудования, а также поиск очередных инноваций; оформление на работу в коллектив и увольнение из него.

— Серьёзный перечень, достойный целого штата сотрудников. Ранее Вы также сказали, что занимались в КРУИЗЕ и световой частью.

— Свету, как и звуку в КРУИЗЕ всегда уделялось очень много внимания. С моим приходом группа получила самый современный свет на сцене, который беспрерывно совершенствовался и расширялся. Это давало нам возможность на протяжении всей работы коллектива оставаться в составе лидеров на рок-сцене в стране по техническому обеспечению шоу.

Одними из первых мы запустили лазерное шоу и вместе с группой АВТОГРАФ являлись законодателями моды в этом разряде рок-представлений. Сами изобретали и строили дымовые машины... Иногда это лидерство приводило к неожиданным казусам. — Когда во Дворце спорта в Киеве, мы впервые развернули лазер, директор Дворца позвонил в КГБ и сообщил, что мы используем секретное оружие и подвергаем публику и сам Дворец опасности уничтожения. — Видимо, вспомнил кинофильм «Гиперболоид инженера Гарина». [смеётся] Приехали сотрудники КГБ, и нас арестовали на несколько часов, едва не сорвав выступление.

— У КРУИЗА действительно было новаторское и впечатляющее шоу. Но имидж и музыка группы для тех времен были тоже очень необычными, если не сказать эпатажными. Кем и как разрешались возникавшие в связи с этим препятствия?

— Рок-музыка в те времена и так не жаловалась официальными органами, а трио КРУИЗ, находясь в самых первых рядах, тем более. Все начиналось со сдачи программы Министерству культуры. Здесь были задействованы все доступные ресурсы. Матвей Аничкин вместе с директором филармонии поднимали все связи — от Союза композиторов до конкретных знаковых имён. Мы все ходили по кабинетам. Где- то требовали, ссылаясь на фантастическую популярность группы и финансовые результаты (КРУИЗ содержал всю Тамбовскую филармонию!), где-то унижались и упрашивали.

После очередной разгромной статьи в газете «Известия» — по результатам гастролей в Волгограде — КРУИЗУ на полгода запретили гастролировать и потребовали пересдавать программу. В Волгограде был такой успех, что в городе начались волнения. Не справлялась конная милиция и привлеченные внутренние войска. Молодежь сходила с ума от концертов, особенно та её часть, которая не могла попасть на эти аншлаговые стадионные концерты.

— Не могли бы Вы привести конкретный пример того, как решались проблемы с концертной деятельностью КРУИЗА на местах, в других городах?

— Однажды, приехав весной 1987 года на гастроли в Зеленый театр Ставрополя, мы узнали, что горком партии, испугавшись взбудораженной молодежи, которая тысячной толпой встречала трио КРУИЗ в аэропорту, отменил концерты. Мы с Матвеем Аничкиным направились в горком, где было созвано экстренное совещание всего руководства города. Нам удалось убедить их провести сначала один концерт из десяти запланированных и по его итогам принять окончательное решение. Мы предложили пригласить на концерт всю музыкальную общественность города, а после выступления КРУИЗА заслушать их мнение. На концерт явились: директор музыкального училища, директор филармонии, руководители известных в городе народных коллективов и хоров, среди них были заслуженные работники культуры, вплоть до руководителей ресторанных коллективов, всё руководство Управления культуры города и отдела культуры горкома.

Никогда не забуду то ночное совещание в горкоме... Люди, присутствовавшие на совещании, были ошеломлены увиденным. Большинство из них жаловалось на громкость звука (а они, естественно, сидели в партере), на чуждое им музыкальное направление, но все при этом единогласно говорили о невероятном исполнительском мастерстве музыкантов; о звучании «целого оркестра», которое создавали лишь три музыканта и о том, что в это невозможно было поверить; о фантастическом завораживающем шоу; о позитивной энергии, исходящей от музыкантов. Результатом явилось продолжение гастролей и... огромные трудности в предоставлении дополнительных мест в зале для всех родственников присутствовавших на совещании руководителей, а также учеников музыкального училища, которых директор обязал посетить шоу. [смеётся]

— Атмосфера концертных рок-шоу того периода была уникальной, а фанатский ажиотаж, связанный с «металлической» музыкой в СССР, заслуживает отдельного внимания. Как директор коллектива, расскажите об основных проблемах, с которыми Вы сталкивались при организации концертов.

— Страна оказалась совершенно не готова к такому прорыву в гастрольной деятельности, как популярные рок-группы. С одной стороны — молодёжь, много лет бредящая рок-музыкой под некачественные магнитофонные перезаписи и лишённая какой-либо открытой видеоинформации, напоминала сжатую пружину. С другой стороны — трио КРУИЗ, с его сумасшедшим профессиональным уровнем, зачастую превосходящим многие западные группы. И... абсолютно не готовые ко всему этому города СССР.

Руководство даже крупных городов не было готово к проведению подобных массовых акций, — особенно с участием «перегретой» по интересу к мероприятию молодежи. Не хватало крупных оборудованных концертных площадок. В режиме переаншлагов в городе начинались волнения: штурм билетных касс и концертных залов, приводящий зачастую к беспорядкам.

Вдобавок, тотальная неготовность руководства МВД городов: они привыкли выделять на подобные мероприятия несколько десятков милиционеров, а для концерта трио КРУИЗ требовалась тысяча — а это весь личный состав области. КГБ видело опасность антисоветской деятельности и всячески давило на руководство городов, мешая грамотно подготовиться и провести мероприятия. Привлекая войска, МВД теряло контроль над управлением персоналом, так как элементарно не хватало ручных раций для связи: было смешно видеть солдат, бегающих с огромными ранцами полевых раций, неспособных предоставить связь всем, кто в ней нуждался.

Также отсутствовал опыт управления большими людскими потоками. Это приводило к глупым конфликтам с публикой при её запуске на концерт и — особенно — после них. На концертах тоже возникала уйма проблем, как из-за допотопного оборудования самих площадок, так и из-за бабушек-билетёров, которые умирали от страха ещё до начала концертов, а с первыми звуками музыки готовы были забиться под плинтус. [смеётся] Как они могли работать с публикой, можете себе представить, если сам её вид приводил их в ступор.

— При том, что публика очень эмоционально проявляла своё уважение к группе, не будучи в силах усидеть на месте...

Отсутствие стоячего партера на концертах было, пожалуй, самой большой провокацией. Сидячий партер, как водилось тогда, занимали так называемые «Лайки, Гайки, Сейки». Для справки: «Лайки» — это зрители в лайковых пиджаках, куртках и плащах; «Гайки» — персонажи с золотыми перстнями и печатками на пальцах; «Сейки» — люди с часами фирмы “Seiko”. То есть вся богатейшая «элита» города. А уже через пятнадцать минут к сцене, сметая на своём пути робкую охрану из юных милиционеров и бабушек, рвалась тысячная толпа фанатов. Она моментально заполняла все свободные сантиметры пространства перед сценой и полностью перекрывала видимость сидячему партеру, который негодовал, заплатив за престижные места, как на концерте Кобзона.

Если бы трио КРУИЗ показывали по телевидению, то эти люди элементарно бы не пришли на концерт, поскольку музыка была «не для них», а так— сплошные истерики и конфликты с фанатами. В результате, основные силы милиции на концерте были направлены на усаживание на свои места вскочивших поклонников, правда, без особенного успеха. [смеётся]

Мы выезжали заранее в города, встречались с руководством города, МВД и концертных площадок и умоляли сделать стоячий партер — фан-зону, что сегодня является самым обычным делом. Но тогда они просто ментально не были готовы к такому слому концертных традиций.

— Несмотря на сложности, популярность КРУИЗА тогда росла колоссальными темпами. Группа фактически являлась лидером хард-н-хэви-движения в СССР.

— Трио КРУИЗ в то время активно покоряло необъятные просторы нашей Родины. Сотни и тысячи фанатов встречали группу в аэропортах и на вокзалах, простаивали часами у гостиницы, не выпускали автобус с коллективом после концерта. Доходило до того, что огромный «Икарус» приподнимали сзади, чтобы его колеса крутились в воздухе, и он не мог уехать. Нас очень забавлял страх Сергея Ефимова в таких ситуациях. Он весьма настороженно относился к подобному обожанию и всегда искал возможность покинуть площадку втайне от фанатов, которые его просто боготворили. Правда, при этом благосклонно принимал обожание фанаток. [смеётся]

Кажется, в 1987 году легендарный администратор Росконцерта Эдуард Смольный устраивал огромный фестиваль в Киеве на стадионе Ленина (около ста тысяч человек) и хэдлайнером на всё второе отделение пригласил КРУИЗ. Мы дали за неделю одиннадцать концертов, на которых присутствовало в общей сложности более миллиона человек. Насколько я знаю, ни одной группе в мире такое не удалось до сих пор.

— В 1987 году фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила знаменитую — разошедшуюся тиражом в 12,5 миллионов экземпляров — первую пластинку трио КРУИЗ под названием «Круиз-1», на обложке которой были запечатлены трое облаченных в «металлические» костюмы музыкантов. Если не ошибаюсь, именно Вы организовывали эту, ставшую ныне культовой, фотосессию.

— Фотоссесией это назвать сложно. Мы просто пригласили на наши концерты — в «Олимпийском», кажется — профессионального фотографа, и снимки в коридоре спорт-комплекса были одобрены на обложку пластинки.

— Расскажите про проявленный к КРУИЗУ интерес из-за рубежа.

— Летом 1987 года трио КРУИЗ работало в Зеленом театре города Сочи. Мы заметили, что на всех выступлениях в первых рядах фанатеет необычная, явно иностранная семья, состоящая из супругов и двух детей — девочки лет четырнадцати и мальчика лет десяти. После заключительного концерта они пробились в гримёрку. Оказалось, что это испанцы. Девочка безумно влюбилась в Фёдора. И не удивительно — он был чудо как хорош! А глава семьи оказался председателем профсоюза работников культуры Испании. Звали его Эмилио, и он был невероятно позитивным и энергичным человеком. Он тут же объявил нам, что ещё в этом году трио КРУИЗ будет гастролировать по всей Испании, и эти гастроли организует его профсоюз.

В ответ мы лишь загадочно улыбались, хотя, сказать по правде, внутри ёкнуло. Однако мы слишком хорошо знали, что шансов ноль целых ноль десятых— группа не являлась выездной даже в социалистические страны. Бедный Эмилио прошёл в Москве все круги ада и везде получил отказ. Он дошёл до Отдела культуры ЦК партии, и там ему сказали, что если они получат запрос на самом высоком уровне, тогда они подумают. Уж не знаю на каком уровне они получили запрос, но Эмилио получил разрешение на наш выезд!

— Какими были Ваши впечатления от этих заграничных гастролей?

— Он был очень странным, этот первый выезд, поскольку ни одна организация не взялась нас командировать, и все хлопоты и расходы по нашим гастролям полностью свалились на Эмилио. И он действительно всё прекрасно организовал! Мы проехали половину Испании. Выступали на крупных площадках, включая арены для корриды. На всём маршруте мы работали с молодой испанской группой.

Семья Эмилио сопро-вождала нас в полном составе, а также присутствовали его помощники и друзья. Среди них был один из самых известных тореадоров Испании. В каждом городе нас встречали мэры городов и проводились многолюдные пресс-конференции. Впервые в истории Испании советская рок-группа вкатилась к ним на волне Перестройки и Гласности! Успех был фантастический, и наш Эмилио, к его полной неожиданности, даже немного заработал. [смеётся] Ну а о приобретённом им политическом капитале и говорить не приходится. Его портрет красовался вместе с КРУИЗОМ во всеx крупнейших газетах.

В Мадриде после концерта нас привезли к гуру — радиодиджею, который вёл самую популярную рок-программу на радио. Была запланирована двадцатиминутная беседа с музыкантами, но слушатели нас не отпустили до утра. Так КРУИЗ вырвался за пределы Союза.

— Тем не менее, на родине в СССР столь яркая и успешная деятельность КРУИЗА была практически не освещена. И если про группу изредка что-то ещё можно было прочитать в прессе, то в плане телевидения трио КРУИЗ окружал абсолютный информационный вакуум — до лета 1988 года, когда состоялся знаменитый эфир передачи «Утренняя почта в гостях у Лестницы Якоба».

— К коллективу КРУИЗ с огромной симпатией относилась Алла Пугачёва. В то время она со шведским продюсером Якобом Далином (Jacob Dahlin) организовывала международную телевизионную передачу, которая называлась «Лестница Якоба». Эта передача была очень популярна в Скандинавии, и когда Алла Пугачёва пригласила в неё трио КРУИЗ, это была настоящая бомба! — Никто до этого не видел КРУИЗ на экране!

После выступления посыпались предложения из Швеции, Норвегии, Финляндии. И опять это были странные поездки, по какой-то особой линии. Но везде КРУИЗ производил ошеломляющее впечатление.

— Аналогичное впечатление КРУИЗ производил не только на публику, но и на многих западных музыкантов, некоторые из которых элементарно не решались работать с советским пауэр-трио. Скажите, какие из зарубежных поездок сейчас вспоминаются Вами как наиболее яркие?

— Первыми зарубежными гастролями по линии Госконцерта (то есть на государственном уровне) был тур КРУИЗА по ГДР в качестве суппорта группы URIAH HEEP. Это было забавно, хотя в какой-то момент у нас с Матвеем возникли серьёзные проблемы...

Начиналось всё лучше некуда. В городе Веймар (Weimar) мы, сидя в гостинице, ждали появления легендарных музыкантов URIAH HEEP. Из прибывшего автобуса практически вынесли «легенд», которые едва стояли на ногах. Наскоро познакомившись с нами, они удалились проспаться до утра. Утром на завтраке мы уже реально познакомились: они были снисходительно приветливы и с любопытством расспрашивали нас о Горбачеве, Перестройке и рок-н-ролле в Советском Союзе. Особенно понравились друг другу барабанщики и главные шоумены в своих коллективах — Сергей Ефимов и Ли Керслейк (Lee Kerslake). — При том, что тогда Сергей вообще не говорил по-английски, они прекрасно понимали друг друга и частенько устраивали настоящие мини-шоу.

Настороженность со стороны URIAH HEEP возникла после первого концерта. Ещё на саундчеке они потянулись из гримёрки посмотреть на то, кто же это там ТАК «нарезает». А после первого отделения КРУИЗА, когда публика не хотела их отпускать и требовала новых и новых песен, они реально напряглись. Я получил замечание от местных промоутеров за нарушение регламента. В перерыве, чтобы охладить разбушевавшуюся публику, даже пришлось включать фонограмму MODERN TALKING. [смеётся] В следующем городе ситуация повторилась в еще большем масштабе, а в третий город... группа URIAH HEEP просто не приехала. КРУИЗ дал сольный концерт, НО никто не вернул билеты, хотя публика пришла в первую очередь на URIAH HEEP!

...Вот тут-то и грянули проблемы. На Матвея и меня навалились немецкий и советский Госконцерты. Они грозили страшными небесными карами в случае, если мы не уговорим URIAH HEEP выступать на следующих площадках, пообещав им строго соблюдать регламент — ни одной песни на бис. Звукорежиссёр получил команду на КРУИЗЕ «зажать» звук, и то же самое происходило со светом. URIAH HEEP удалось вернуть на тур, но техническая группа сама так «торчала» от нашего сумасшедшего трио, что поначалу, конечно, прижимала всё, но уже после второй композиции, потихоньку всё-таки добавляла. [смеётся] Моей задачей было неустанно обеспечивать техническую группу свежим пивом и уговаривать ребят из КРУИЗА не откликаться на бисовку. Так мы дотянули до дома. По возвращении, в Госконцерте мне сделали выговор за нарушение гастрольной дисциплины.

Ну а после было ещё много зарубежных гастролей, и всегда с ошеломляющим успехом!

— Получается, если изначально советскую группу приглашали на Запад в роли экзотики и своеобразных «послов Перестройки», то своей музыкой и энергетикой КРУИЗ моментально расставлял всё на должные места. И это при том, что, как известно, условия оплаты труда у музыкантов трио за рубежом были достаточно скромные. Возникали ли какие-то необычные ситуации на стыке западного и советского менталитетов?

— Однажды в туре КРУИЗА по Западной Германии, мы приехали в Кёльн (Köln). Нас поселили в шикарной гостинице “Marriott" в центре города. На этом настоял мэр города (впоследствии он устраивал специальный торжественный ужин в нашу честь). Сразу же после того как расселил ребят, я направился на концертную площадку для проверки степени готовности к выступлению. Когда я вернулся в отель через несколько часов, уже в вестибюле я заметил крайнее оживление администрации и персонала технического обслуживания. На мой вопрос, в чём дело, мне ответили, что в системе вентиляции какие-то неполадки: появился странный запах. Я почувствовал его особенно отчетливо в лифте и сразу понял, в чём дело.

Когда я зашел в номер, где жили Фёдор и Сергей, увидел то, что и ожидал — в туалете ребята установили в биде электроплитку и... варили «суп-письмо». [смеётся] Это был югославский куриный концентрат с лапшой. Запах был тот ещё! А в туалете работала мощная вытяжная вентиляция, и она обеспечила наполнение всего отеля подозрительным запахом. Пришлось срочно заканчивать процедуру и передислоцироваться в сторону балкона. [смеётся]

Надеюсь, администрация так и не поняла, что произошло, а может, проявила высшую степень толерантности к нищим советским рокерам, которые получали суточные в размере пяти американских долларов, прожить на которые было просто невозможно.

— Великолепная история! [смеётся] А можно узнать что-нибудь ещё из подобных забавных гастрольных историй? — Любые житейские, бытовые моменты, которые Вам приходилось разрешать.

— Хорошо. Помню, во Владивостоке, куда мы прилетели в 1986 году на фестиваль в качестве главных гастролёров, была одна очень забавная история. Дело в том, что Сергей Ефимов всегда побаивался летать самолётом и обычно выезжал в другой город заранее поездом. Но тут Владивосток — девять часов лёта. Для него это смерть. Но поездом и вовсе — десять дней в одну сторону, в общем, пришлось ему лететь. Я посоветовался с врачом, чем его напоить, чтобы снизить стресс, так как алкоголя он капли в рот не брал. И врач посоветовал мне обычные таблетки-аскорбинки.

И вот мы выходим из самолёта. На лётном поле нас встречает руководство города. На трапе появляется Серёга, весь ошалевший от многочасового перелёта, слегка пошатываясь и... прямо на трапе принимает очередную таблетку из пузырька. Музыканты КРУИЗА и так выглядели для Владивостока того времени достаточно экзотически, а тут ещё какие-то таблетки. [смеётся] Одна гражданка из горкома партии, ранее служившая в МВД, тут же метнулась куда-то, позвонить...

Мы попросили сразу отвезти нас на стадион, где должен был состояться концерт. И... там нас уже ждали люди в штатском — руки на стену в гримёрке, полный досмотр и снятие показаний по наркотикам. Когда выяснилось, что это аскорбинка, все долго смеялись и глумились над бдительной тёткой. Ну а люди в сером насели на меня по поводу контрамарок на концерт.

— Какая самая сложная профессиональная ситуация была у Вас связана с трио КРУИЗ?

— Пожалуй самая жаркая ситуация сложилась на гастролях в Болгарии. Мы приехали из Советского Союза, где разворачивалась Перестройка, в настоящий «махровый совок». Болгария ещё до нашего приезда сошла с ума от музыки КРУИЗА, а когда трио грянуло, то публика едва не разнесла концертный зал. Партийные болгарские начальники возненавидели нас за то, что мы вывели не одну тысячу неформальной молодежи на улицу. Нас расценивали как западных провокаторов и устроили нам «тёплый» прием в организации гастролей. Как я ни сражался, у меня ничего не получалось с этими партийными функционерами. Ну и на заключительной пресс-конференции, со свойственной молодому Фишману горячностью, я выложил журналистам всё! [смеётся]

Мою пламенную речь о том, как нам мешали жить и работать в Болгарии, как не давали общаться с фанатами, как их «плющили» во время концерта и особенно после — возьми да и напечатай один маленький молодёжный болгарский журнал «Ровесник». На следующий день мы прилетели в Москву. А через неделю началось! Сначала мне позвонила жена болгарского редактора журнала «Ровесник» и плакала в трубку. Его уволили и арестовали. Она просила поддержки. Затем вышла разгромная заметка в газете «Известия», где в лучших традициях заклеймили группу и меня в частности — «за свинское поведение в братской Болгарии». — Её написал собственный корреспондент газеты «Известия» в Болгарии, которому надо было выслужиться сразу перед двумя сторонами. Через много лет я случайно его встретил, и он слёзно извинялся.

После этой заметки у нас было много проблем. Опять вынужденная пауза в гастрольном графике, унижение в различных кабинетах, финансовые потери. Передо мной надолго закрылись двери многих важных кабинетов. Это был очень нелёгкий период в моей работе...

— В какой момент и почему Вы прекратили работать с трио КРУИЗ?

— В 1988 году группа прочно засела в Западной Германии — в студии, записывая пластинку для Warner Brothers и на промоушн-турах. Я почувствовал свою ненужность и, покинув Германию, практически покинул и группу. В дальнейшем их стала опекать фирма Warner Brothers, и там было достаточно менеджеров на любой запрос. А я вернулся в Москву и начал строить собственный бизнес.

— Если возможно, расскажите о своей последующей деятельности.

— Мне удалось зарегистрировать одно из первых в стране СП и на его базе построить многофункциональную фирму, которая занималась прокатом зарубежных артистов в России и отечественных за рубежом.— Подготовка и проведение фестивалей, массовых концертных мероприятий, таких как, например, Новогодние ёлки во дворцах спорта и спорткомплексах. Мы создали уникальное производство по изготовлению ламп-фар, которыми обеспечили всю страну, рекламное и туристическое агентство и многое другое.

Спустя почти десять лет после КРУИЗА меня уговорили поработать директором Тамары Гвердцители. За полтора года удалось сделать сумасшедший прыжок наверх, но при первом случае невыполнения своих обязательств перед третьими лицами (срыв выступления на «Славянском базаре» и участия в жюри в качестве председателя) я тут же покинул шоу-бизнес и вернулся к своему независимому бизнесу...

— Спустя около двадцати лет, весной 2012 года Вами была предпринята попытка реюниона трио КРУИЗ. Почему тогда этого всё же не случилось?

— Когда я увидел анонс очередного заключительного турне группы SCORPIONS по России, у меня возникла идея собрать трио КРУИЗ и выставить в качестве суппорта на первое отделение к «Скорпионам». Это, конечно, не уровень для КРУИЗА, да ещё и бесплатно, но в этом был шанс вновь ворваться на сцену России: семь концертов по городам-миллионникам с аудиторией от 5 до 7,5 тыс. человек, телевизионные съемки в каждом городе, интервью на радио и пресс-конференции, плюс заключительный концерт в Crocus City Hall.

Мы быстро договорились с организатором этих гастролей — компанией T.C.I. в лице Эдуарда Ратникова. С ребятами договаривались долго и не без трудностей. Однако после первой репетиции стало понятно, что они пока не готовы к совместной работе. — Что ж, не они первые, не они последние: спустя много лет вернуть это совсем не просто...

— Леонид, спасибо Вам за столь живой рассказ. Будем надеяться, что на этот раз музыкантам удастся возвратить ту особую творческую «химию» между собой и вновь спроецировать этот настрой в зал. Сейчас, накануне реюниона группы, спустя 26 лет — обернувшись из настоящего момента в прошлое — что Вы могли бы сказать о трио КРУИЗ и о его роли на российской музыкальной сцене?

— Я лично считаю, что трио КРУИЗ было совершенно уникальным явлением на отечественной рок-сцене и открыло дорогу многим талантливым музыкантам и коллективам, как внутри нашей страны, так и за рубежом. Ни до, ни после я не встречал отечественных групп с таким мощнейшим звучанием, настолько оригинальной музыкой, ураганной энергетикой, высочайшим исполнительским уровнем, ярким шоу, создаваемым на сцене тремя незаурядными личностями!

Сергей ХЛЕБНИКОВ

2016
специально для BassBoomBang