Официальная страница рок-группы "Автограф" : «Автограф»: Со слушателями мы - ровесники!


«Автограф»: Со слушателями мы - ровесники!

Два года назад, в феврале 1986 года, мы познакомили вас, дорогой читатель, с московской рок-группой «Автограф». За это время в жизни коллектива произошло немало яркий событий, а одно из последних — они стали лауреатами XXIV Международного конкурса песни «Сопот-87». И несмотря на то, что жюри присудило «Автографу» вторую премию (на один голос в совещании жюри «перетянул» дуэт «Дабл тэйк» из ФРГ), — его выступление было триумфальным, и многие во время конкурса называли его единственным кандидатом на «Гран-при». Ребята были первыми среди участников, кого публика приветствовала стоя. И вместе с ними на одной сцене, передавая друг другу микрофон, пели песню группы «Мир в себе» американка Мери Ди, самый юный участник — 17-летний голландец Ален Майкл, ирландец Спайдер Симпсон, полька Майка Ежовска. И рефрен — «Всем нам вместе жить на этой земле» — звучал в унисон певцам многоголосьем зрительного зала.
Некоторое время спустя после конкурса группу вновь пригласили в Польшу, теперь уже на большое гастрольное турне, потом была серия концертов по ГДР, после которых нам и удалось встретиться с «Автографом».
— За то время, пока мы не встречались, вы значительно выросли...
— Да, теперь нам 29 — если брать средний возраст музыкантов, — смеется руководитель группы Александр Ситковецкий, — «в среднем» мы уже вышли из комсомольского возраста. Хотя двоим еще пo 25 — нашему солисту Артуру Беркуту и бас-гитаристу Леониду Гуткину...
— Вы говорите об этом с сожалением!..
— Увы, но именно так... И это связано с теми неприятными ощущениями, которые мы испытываем всякий раз, когда ребята бывают в райкоме комсомола накануне выездов на зарубежные гастроли и конкурсы. Трудно представить себе большее буквоедство и формализм, чем во время так называемого собеседования, на котором стараются буквально засыпать вопросами, ничего общего ни с нашим творчеством, ни с идеологической деятельностью не имеющими. Например, на одном из последних спросили об урожае зерновых в Нечерноземье!.. Отсюда и наши формальные взаимоотношения с комсомолом — лишь ежемесячная уплата взносов. А ведь группа всегда стремилась в своем творчестве к гражданской тематике, к созданию песен-плакатов, ярко отражающих действительность. И эти два года мы были участниками серии важных политических акций, таких, как фестиваль мира в Копенгагене в июле 1986 года, фестиваль газеты австрийских коммунистов «Фольксштимме» в августе — сентябре 1986 года, форум против ядерной угрозы в Гамбурге (ФРГ) с большим рок-концертом в ноябре 1986 года, политическое музыкально-спортивное мероприятие «Рандеву-87» в канадских городах Квебек и Монреаль, где выступала и знаменитая группа «Чикаго», и нам есть о чем рассказать комсомольцам.
Нас могут упрекнуть, что мы стали этакими зарубежными гастролерами. Но, думаю, ничего плохого в этом нет: ведь долгое время считалось, что советская эстрада не может выдержать сравнения с зарубежной. И вот оказалось, что может...
— Каждый певец, ансамбль в своем творчестве, как известно, ориентируется на какого-то определенного слушателя. Это как бы помогает точнее расставлять акценты. Кто ваш слушатель сегодня?
— Если исходить из собственного ощущения, нам кажется, что с нашим слушателем сегодня мы ровесники! 25—30 лет — тот возраст, когда интересует уже не только эмоциональность музыки, когда наступает период ее осмысленного восприятия. Мы как-то не стремились определить точно, на каком музыкальном языке мы объясняемся со слушателем. Но после серии концертов за рубежом в местной прессе критики назвали наш стиль хард-роком с элементами прогрессивного рока...
— Вопрос, вытекающий из предыдущего: и о чем вы ведете сегодня диалог со слушателем!
— Все мы сегодня свидетели некоторого изменения системы ценностей. И мы, музыканты, естественно, не можем стоять в стороне от процессов, происходящих в обществе. Они нас волнуют, и мы стремимся говорить о них в своих песнях. Поэтому и поем о нас самих, о наших ровесниках, о наших проблемах развития, о проблемах одиночества, о необыкновенно быстром темпе жизни, огромных физических и психологических перегрузках... И если раньше в текстах было больше абстрактных идей, то сейчас во главе угла — личность, которая должна принимать конкретные решения. Конкретность! — в ней, на наш взгляд, сегодняшняя актуальность, а не в «ура-патриотизме»...
— В этом году вы вместе с группой «Диалог» выступали в лондонском концертном зале «Хаммерсмит одион», который помнит голоса и музыку «Битлз»...
— Это были необыкновенно волнующие концерты. Ведь выступать на его сцене артистам эстрады все равно, что представителям оперы или балета на сцене Большого театра. Реально оценивая дебют, я считаю, что публика приняла нас даже лучше, чем мы заслуживали. Все-таки сказывалось волнение и боязнь последствий шумихи, раздутой газетами, буквально сорвавшимися с «цепи», вокруг этого прецедента: «На сцене советские «рокеры» — на что же они способны?,.» Зато и мы теперь уверены в том, что советские рок-музыканты могут и должны продолжать этот диалог с зарубежными слушателями.

Интервью взяла Татьяна СЕКРИДОВА

№1, январь 1988 года
журнал «Комсомольская жизнь»