Студийная сессия № 2

Всесоюзный Государственный институт кинематографии
(ул. Вильгельма Пика, 3)

Ливень ("Автограф-1", 1996)

Журнал "Клуб и художественная самодеятельность", №16, 1980 и альбом "Автограф-1".

Дата:
22 февраля 1980
Студия:
ВГИК

Москва, ул. Вильгельма Пика, 3

Звукорежиссер:
Треки:
Ливень

музыка: Александр Ситковецкий
слова: Борис Станилов

Музыканты:
Александр Ситковецкий, гитара
Леонид Гуткин, бас-гитара
Владимир Якушенко, ударные
Леонид Макаревич, клавишные
Крис Кельми, клавишные
Сергей Брутян, вокал
Продюсер:
Другие участники:
Леонид Лебедев, Мартин Грубовский
Инструменты, оборудование:
орган Vermona
синтезатор Roland, 2-х голосый
синтезатор Crumar Performer
бас-гитара Jolana Vikomt Bass с звукоснимателем Di Marzio
гитара Fender Stratocaster Sunburst 1972
усилитель Fender Twin Reverb 100W
педаль Electro-Harmonix Big Muff
педаль Electro-Harmonix Electric Mistress Flanger/Filter
ударная установка Amati
студийный рояль
Сведение:
Александр Ситковецкий
Мастеринг:
Хранение:
В архиве группы сохранилось 3 катушки (1/4") с записью "Ливня".
Издания:
Впервые издан в урезанном виде на гибкой пластинке - приложении к журналу "Клуб и художественная самодеятельность", №16 в августе 1981 (Мелодия Г92-08765), полный вариант вышел на альбоме "Автограф-1" (RDM CDRDM 604133) летом 1996.
Примечание:
моно

Александр Ситковецкий:

Эволюция наша началась именно с записи. Сначала был "Ливень", который мы записали на студии ВГИКа с Володей Якушенко и Сергеем Брутяном. Записали ужасно, в моно, с дикой реверберацией, ну как смогли. Потому что никто ничего не умел — ни мы, ни звукорежиссеры.

Ливень (процесс записи) запомнился, включая сведение и момент, когда переборщили с ревербератором на вокал в первом слове песни, потом быстро убрали.

Почему "Ливень"? Записываться мы хотели с самого начала, ждали пока наберется репертуар. Именно Ливень? Не помню, значит так решили и посчитали песню достойной для первой записи.
Почему ВГИК? Не помню, наверняка у кого-то там оказались знакомые. Кутиков - вероятнее всего.
Что это была за студия, какое было за оборудование? Помню только, что ревербератором служил настоящий echo-chamber (эхо-камера). Сейчас объясню: первые цифровые ревербераторы (Lexicon) появились на Западе уже в конце 70х, но до этой студии еще не дошли. Echo-chamber - это отдельная комната, обшитая металлическими плитами, кафельной плиткой и др. материалами, отражающими звук и создающими эффект эха и реверберации (вот почему людям нравится петь в ванной )). В этой комнате в углу стоял динамик, куда посылался аудиосигнал (например голос) и микрофон, нацеленный на отражающую поверхность, который усиливал получавшийся эффект и посылал его обратно на пульт, где “сухой" голос смешивался с эффектом в нужной пропорции. Допотопная технология, но, в отличие от тогдашней, очень несовершенной “цифры", она создавала реальный, глубокий и понятный уху человека объемный аудио-образ. Такие камеры до сих пор остались и используются на крупных студиях, например Abbey Road, для придачи эффекта “винтажности”.
Кто руководил записью? Не помню. Решения по миксу и окончательному звучанию точно принимали сами.
Почему результат "моно”? Значит в той студии не было аппаратуры для записи стерео. Иначе мы бы писали в стерео, 100%.
Почему запись была накануне Дня Советской армии? Совершенная случайность. Значит студия была свободна и мы были готовы.

Владимир Якушенко:

ВГИКовская студия связана была с Сашей Кутиковым, мне кажется, он многим помогал записываться там. "Ливень" казался всем очень удачным произведением, в нем был какой-то грув, в нем была красивая мелодия и Сережа хорошо очень звучал, у него была удобная тесситура. Нам очень нравился сам по себе этот номер.